«Диснею» хоккей по барабану, главное – пиар». Как мультики покоряли НХЛ

«Диснею» хоккей по барабану, главное – пиар». Как мультики покоряли НХЛ

Веселая, но недолгая история.

В Лос-Анджелесе конца девяностых каждая собака знала, что если кто-то хочет засудить киностудию, то ему прямая дорога к адвокату Пирсу О’Доннеллу. Громкий, эффектный, крупный мужчина делал основной доход на корпоративных делах, а борьбой с медиакорпорациями зарабатывал славу. Пока более маститые юристы города предпочитали воевать на стороне киностудий – из-за, понятно, денег и огромных ресурсов, О’Доннел чесал против шерсти и стал звездой жанра. Он был главным героем даже тех дел в мире развлечений, в которых не участвовал напрямую — СМИ делали О’Доннелла ключевым комментатором. Говорили, что на одном званом обеде адвокат Пирс не постеснялся поставить на место тогда еще губернатора Билла Клинтона — вроде и по делу, но каков выскочка. В самом разгаре 1998 года к О’Доннеллу обратился Стивен Брилл (слева на первом фото) – сценарист, режиссер, продюсер. Его предложение выглядело пропорционально репутации адвоката — отсудить у «Диснея» не меньше 25 миллионов долларов. По рукам.

Не меньше 25 миллионов — это пять процентов от доходов клуба НХЛ «Могучие утки Анахайма», включая продажи атрибутики. Откусить было от чего — к 1998 году «Анахайм» продавал маек, шапок, брелков и, конечно, дудок больше всех остальных клубов лиги вместе взятых. Доля «уток» в миллиардном рынке мерча в НХЛ перескакивала за 80%. Причем тут голливудский комедийный сценарист и режиссер, да еще и, прямо скажем, средней руки? По логике самого Брилла, с ним должны были поделиться как с автором серии диснеевских фильмов про детскую хоккейную команду, которая, как и клуб, называлась «Могучие утки». Серия с определенного момента стала частью пиар-кампании реально существующей команды НХЛ, с названием и цветами напрямую или косвенно взятыми из фильма. «Этот случай — сигнал для всех авторов. Профессиональная команда возникла из фильма, она имитирует арт. А этот арт придумал Стивен Брилл», — О’Доннелл как обычно не стеснялся громких фраз.

На самом деле все было немного по-другому. За десять лет до этого 26-летний Стив Брилл вообще не думал ни о каком фильме, ни о каком «Диснее», ни о каком О’Доннелле. Он, безработный, делил съемную квартиру в Калвер-Сити, поселке на окраине Лос-Анжелеса, с таким же безработным актером Питером Бергом. Приятели иногда выбирались на хоккей — Гретцки в Калифорнию еще не переехал, поэтому билеты доставались легко: можно было купить студенческие, за пять баксов, а по ходу матча пересесть к самому бортику. В то время Брилл заканчивал очередную рукопись — мрачноватый сценарий о детской хоккейной команде, которую взбодрил новый тренер. В нем детские воспоминания о занятиях хоккеем Брилла встретились с его же восторгом от легендарных бейсбольных «Несносных мишек». Писал он с упоением, буквально отрубался за столом – в таких неестественных позах, что с утра сосед порывался вызвать скорую.

Готовый сценарий, впрочем, никто долго не покупал — а потом пришел «Дисней». 

На счастье Брилла, в то время корпорацией командовал Майкл Айзнер (на следующем фото), сам любитель шайбы — еще в Нью-Йорке он похаживал на игры «Рейнджерс», хоккеем занимались оба его сына. С подачи Айзнера студия взялась за этот проект — но без фанатизма. На производство первых «Могучих уток» потратили всего 10 миллионов долларов — например, запущенная через два года комедия «Тупой и еще тупее» стоила в полтора раза больше. В фильме не было ни одной крупной звезды: все молодежь да второй сорт. Брилл и вовсе предлагал на главную роль своего безработного соседа: продюсеры хмыкнули и указали на Эмилио Эстевеса, хоть сколько-то узнаваемого актера — роль в «Утятах» стала самой громкой в его жизни. Успеху и взяться было неоткуда: хоккей в США только-только набирал популярность, до Кубка мира-1996, где американцы победят и сделают рекламу игре на льду, оставалось еще много времени. На историю юных хоккеистов-аутсайдеров студия не ставила, хотя авторский мрак все-таки вычистили: из спортивной драмы вышла сносная добрая комедия.

За первый уикенд «Могучие утки» собрали шесть миллионов долларов — нормально, но не очень круто. За вторые, вдруг — на два миллиона больше. «Это было странно, обычно такого не происходит», — вспомнит позже Брилл. В итоге накапало 50 миллионов – в пять раз больше затрат. Тут Майкл Айзнер вспомнил, что его прилично достал звонками Брюс МакНэлл, владелец «Кингс». «Южной Калифорнии нужна вторая хоккейная команда», — настаивал тот. Ну, если уж фильм пошел так хорошо, то почему бы, собственно, и нет. «Это было не кино на 50 миллионов — это было исследование рынка», — выпалил в прессе Айзнер и запустил план захвата НХЛ.

Одной НХЛ план, конечно, не ограничивался. Нарисовалась многоходовка, центром которой стал город Анахайм (притом что события фильма происходили в штате Миннесота). «Дисней» задумал отгрохать там парк на три миллиарда долларов. Для этого нужен был кивок местных властей. Местные же власти как раз душил долг по новому стадиону на полторы сотни миллиона долларов и 17 250 мест — пока она пылилась без профессиональной команды, платить за аренду должна была мэрия. Запуск «Майти Дакс» решал все вопросы — в арену заезжали новые платежеспособные хозяева, а огромный парк делал Анахайм туристическим центром, трафик от которого будет попадать и на хоккей.

С деньгами разобрались в два счета. 25 миллионов ушли на вступительный взнос в НХЛ. Еще столько же получил владелец «Кингс» — за то, что на его территории появляется новый клуб (вот откуда такая настойчивость). С горсоветом оформили аренду стадиона на 30 лет. Когда все было готово, Айзнер с помощниками собрались во Флориду, на собрание владельцев клубов НХЛ, для первой презентации клуба. В ночь перед вылетом спохватились — каким будет название? Айзнер на автомате выпалил: «Могучие утки», — и никто особо не возражал. Наскоро напечатали кое-какой мерч, на основе символики из фильма. Во Флориде Айзнер выступал уже в фирменной кофте «Майти Дакс», с логотипом. Владельцы отреагировали спокойно. Немного неловко было предъявлять Беттмэну официальную шайбу «Уток» — «Official Duck Puck». Айзнер не смутился: «Да, каламбур, звучит неловко, но все будет хорошо». За название арены — «Пруд Анахайма» — ему тоже пришлось покраснеть: «Колизей или просто арена могут быть где угодно. А пруд — только у нас». В ответ по тусовке забегали шутки о том, что маскотом клуба будет Гуфи или Дональд Дак, а на шлемах игроков будут уши Микки Мауса.

 

Тем не менее, 1 марта 1993 года на арене Анахайма Айзнер объявил, что осенью клуб начнет своей первый сезон в НХЛ. К тому моменту было подано почти 9500 заявок на абонементы. Пресса встречала проект критически: в хоккейной среде считали, что клуб НХЛ — способ раскрутиться «Диснею», в киноиндустрии — что фильмы тупо пиарят команду.

Зато в офисе НХЛ все ходили вприпрыжку. Лигу интересовал не столько новый клуб, сколько его владелец. Связи «Диснея», медиакорпорации, не помешали бы раскрутке вида спорта, да и вообще. Так и получилось: через Айзнера НХЛ подписала крутой ТВ-контракт с каналами ABC и ESPN, по которому получила 600 млн долларов за пять лет. 

Наконец добрались до спортивной части. Президентом клуба назначили Тони Тавареса, генменеджером взяли Джека Ферейру, что среди прочих запускал «Сан-Хосе». Первым главным тренером стал Рон Уилсон. Игроков набирали на драфте расширения вместе с «Флоридой», другим дебютантом лиги, и на драфте новичков. «Анахайм» на рынке вообще не шиковал: самыми дорогими их игроками стали Рон Тагнатт, Алексей Касатонов и Стивен Кинг. Среди новичков четвертым выбрали Пола Карию, который начнет играть за клуб во втором сезоне. Первый «Утки» начали с самой скромной платежкой в лиге — всего 7,9 млн. Предматчевое шоу перед первой игрой обошлось в 450 тысяч — больше в команде зарабатывали только Касатонов и Тагнатт. «Вот, «Диснею» хоккей по барабану, главное — пиар!» — напишут потом в LA Times.

Тем не менее, первый сезон «Анахайм» провел достойно: 33 победы — рекорд для новичка. Выиграли первую гостевую игру — на Мэдисон Сквер Гарден. Выиграли 14 из первых 38 игр. Стали четвертыми в дивизионе и девятыми в конференции. Продали все билеты на 27 из 41 домашней игры, в том числе на 25 последних: получилось 98,9% заполняемости. Магазины «Диснея» ломились от атрибутики, и ее сметали так, что «Анахайм» к концу первого сезона стал лидером по продажам.

Успех нужно было развивать. Во втором фильме про «Уток» (1994 год) появилась уже оригинальная форма команды НХЛ «Анахайм Майти Дакс» — пускай и странная, но узнаваемая. Сам фильм собрал на пять миллионов меньше, чем первый, но справился со своей задачей — продукция клуба разлеталась с удивительной скоростью. Третий, последний фильм (1996), в котором «утки» играли за университет и где Эмилио Эстевес снялся только в эпизоде, собрал всего 22 миллиона — зато там на экране промелькнул Пол Кария, действующий капитан «Анахайма». В том же 1996 году «Дисней» запустил мультсериал — в нем утки-хоккеисты отражали нападения инопланетян. Местом битвы был, естественно, «Пруд Анахайма».

На волне успеха «Дисней» приобрел местную бейсбольную команду, ее переименовали в «Ангелы Анахайма»; заложились было на открытие канала ESPN West, который транслировал бы матчи обеих команд. Но идею с каналом завернули — трансляциями уже занимались Fox Sport. Без запуска канала обе команды приносили только убытки – по нескольку сотен миллионов долларов в год. Зашатались позиции самого Айзнера — говорили, при нем «Дисней» сосредоточился только на прибыли, а фильмы утратили классический дух. Когда исполнительного директора отодвинули, выяснилось, что «Анахайм» в и весь спорт в «Диснее» никому особо не нужны. А тут еще и этот Брилл со своими исками. В 1999 году приняли решение все распродавать. С одним условием — команды остаются в Анахайме.

Первому потенциальному покупателю, Генри Николасу, со-основателю корпорации «Broadcom», от офиса которой до Анахайма пятнадцать миль езды, «Дисней» сгоряча выставил ценник в 650 миллионов за обе команды. Сделка сорвалась. В 2002-м владельцы наняли для продажи банк «Lehman Brothers» и согласились отдавать нажитое по частям. Время шло, терпения не хватало. Через год «Ангелы» ушли за 183 миллиона, «Уток» удалось сбыть только в 2005-м по грошевой цене в 75 миллионов (60 — за клуб, 15 — за тренировочную арену). Клуб выкупила семейная пара Самуэли —Генри, другой со-основатель «Broadcom», и его жена Сьюзен, которым к тому моменту принадлежал «Пруд».

Позже в интервью журналу «Тайм» Стивен Брилл расскажет, что хотел снять четвертую часть и уговаривал всех сделать мюзикл (об эпизоде с судом он, естественно, промолчал). А «Анахайм» все-таки взял Кубок Стэнли — в 2007-м, уже без «Диснея», без Айзнера, в первом же сезоне, сыгранном без приставки «Mighty». И да, наконец-то в нормальной форме.

Фото: Gettyimages.ru/M. Aronowitz/New Line/Newsmakers; kinomania.ru; Gettyimages.ru/Glenn Cratty; disney.wikia.com; s1072.photobucket.com; Gettyimages.ru/Dave Sandford

Источник: http://www.sports.ru/

spacer

Оставить комментарий